ВЕРХОВНЫЙ СУД РАЗОБРАЛ ДЕЛО О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ ДОГОВОРЕ И АРЕНДНОЙ ПЛАТЕ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РАЗОБРАЛ ДЕЛО О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ ДОГОВОРЕ И АРЕНДНОЙ ПЛАТЕ

В 2017-м году одна фирма в обеспечение своего обязательства перед предприятием заложила недвижимость стоимостью 1,4 млрд руб. — ряд зданий и участков в Подмосковье. Фирма не выплатила долг, и объекты перешли к залогодержателю в 2018-м. Предприятие стало сдавать их в аренду фирме-бывшему владельцу, а с осени 2019-го — другому лицу.

В деле о банкротстве № А41-71054/2017 договоры цессии и залога признали недействительными как нарушающие права кредиторов и обязали вернуть недвижимость фирме. В том деле было установлено, что стороны поступали недобросовестно: заключая сделку, они знали, что долги перед другими кредиторами не погашены.

Определение суда о возврате недвижимости вступило в силу почти через год после принятия. Тогда предприятие вернуло фирме объекты. Дальше несостоявшиеся залогодатель (фирма) и залогодержатель (предприятие) стали спорить о размере дохода от неправомерной аренды, который предприятие должно вернуть фирме.

Нужно ли вычесть налоги из арендной платы

Как подсчитали суды, за три года предприятие получило 179 млн руб. неосновательного обогащения (арендной платы). Эти деньги нужно вернуть фирме. Предприятие настаивало, что из этой суммы следует вычесть налог на имущество и земельный налог в размере 61 млн руб. Предприятие напоминало, что согласно ст. 1108 Гражданского кодекса, из возмещаемых доходов вычитаются затраты на содержание и сохранение имущества.

Фирма возражала, что налоги вычитать не надо, поскольку в деле о банкротстве установлена недобросовестность предприятия.

Выслушав стороны, суды отказались вычитать налоги из суммы арендных доходов. По их мнению, налоги не относятся к расходам на содержание и сохранение объектов. «А вопрос о возврате излишне уплаченных сумм налогов можно разрешить в порядке, который установлен налоговым законодательством», — указали три инстанции. Они также сочли, что приобретатель умышленно удержал имущество, подлежащее возврату, то есть вернул объекты почти через год после того, как вышло определение о передаче. А в случае умышленного удержания затраты не возмещаются (ст. 1108 ГК).

Решение ВС

Экономколлегия Верховного суда сочла такой подход слишком формальным. Ведь определение вступило в силу спустя почти год после принятия и только тогда стало обязательным к исполнению. А это значит, что предприятие не удерживало имущество.

Налоги — это необходимые расходы, ведь даже если помещения не выбывали бы из владения прежнего собственника, ему бы все равно пришлось их платить.

Экономколлегия раскритиковала и доводы о том, что предприятие завладело имуществом с нарушением закона, ведь суд в деле о банкротстве установил, что недобросовестно действовали все стороны.

Кроме того, ВС не согласился, что предприятие должно возвращать налоги из бюджета в порядке, который установлен налоговым законодательством. «Суммы налога, уплаченные за период, когда объекты были зарегистрированы за предприятием, не являются излишне уплаченными в бюджет», — говорится в определении ВС. Следовательно, зачет по правилам ст. 1108 ГК нельзя заменить налоговым возвратом.

Таким образом, дело направили на пересмотр.

Определение № 305-ЭС19-15280 от 30 мая 2024 года по делу № А41-71054/2017

arrow